Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Христос революционер. Теология освобождения.

Тема которую я затронул в этой Реплики необычна для нашей страны. Но это и удивительно,ведь кому как ни нам нужно было бы найти точки соприкосновения между религией и коммунизмом. Ведь никто не имеет такого богатого опыта существования, и в той и в другой идеологии, как Россия.



Сейчас в нашем обществе все острее встает о вопрос об идеологии. Ведь без идеологии невозможно построение и нормальное существование общества. Россия в начале 90-х годов отказалась от идеологии,  главной идеей в обществе стали деньги.  В Библии это называлось «культ Золотого тельца», к чему он привел думаю рассказывать не надо. У нас он привел к «лихим 90-м» и построению криминально-буржуазного капитализма.
А что могло бы стать новой идеологией способной вдохнуть жизнь в общество, придать нашему государству новый исторический драйв? [Spoiler (click to open)]
Вариантов, на само деле, не так много. Классический капитализм умирает во всем мире, да у нас и нет условий для его построения, ибо нет капиталистов, есть только криминальный буржуазный класс.  Существует «евразийский проект», но, во-первых, он лишь продукт мысленного эксперимента и никогда не был  реализован на практике, а во-вторых, это такой хитрый способ передачи управления этой территорией тюркоязычным народам, со всеми вытекающими из этого последствиями. 
Мне ближе другой вариант, использующий лучший советский опыт и опыт дореволюционной России, это синтез коммунизма и христианства. Кто-то скажет, что он не возможен! Но почему главенствующей идеологией в России 20 века последовательно были христианство и коммунизм? Потому что в своих глубинных, метафизических основаниях они глубоко родственны. Синтез не только возможен теоретически, синтез христианских и коммунистических идей идёт непрерывно всю историю: начиная с общин первых христиан, заканчивая российским христианским социализмом начала 20 века и теологией освобождения - одним из вариантов синтеза христианства и коммунизма, уже осуществленного практически в Латинской Америке. Давайте рассмотрим основные положения теологии освобождения.
Теология освобождения начала зарождаться в Латинской Америке в середине 60-х годов ХХ века. Созданный в 1955 году в Бразилии Латиноамериканский епископальный совет старался повлиять на Второй Ватиканский собор, с целью сделать политику церкви более социально-ориентированной. Примерно в это же время возникает такое явление, как священники, «пошедшие в народ». Это были, главным образом, члены ордена иезуитов! И уже в 1971 году доктрина оформилась в книге профессора теологии Католического университета Лимы Густаво Гутьерреса «Теология освобождения. Перспективы».
Приверженцы теологи освобождения заявили, что угнетение и эксплуатация – это настоящий «Грех». И преодоление «греховности» - это процесс духовного и социального освобождения человека. Причем социальное освобождение тут играет не менее важную роль, чем духовное, так как именно от социального освобождения во многом зависит и духовное освобождение.
Суть  заключается в том, что для последователей теологии освобождения, капитализм – это «несправедливый, глубоко антихристианский строй, способствующий разрушению личности и созданию безблагодатных общественных структур». Соответственно, глава США – державы, лидирующей в капиталистическом мире, – в глазах покойного президента Венесуэлы УгоЧавеса, является  порождением дьявола.
Субъектом борьбы за освобождение стали «бедные», под которыми имелись в виду «угнетенные». Г.Гутьеррес: «Церковь, если она хочет быть верной Богу Иисуса Христа, должна осознать себя, став на позицию неимущих нашего континента и всего мира, угнетенных народов, вытесняемых из жизни культур. Она должна защищать дело бедных, ибо их есть Царство Небесное».
Капитализм, как уже говорилось, заслуженно был объявлен антихристианским строем, а создание более совершенного строя - задачей каждого христианина, так как «… вера без дел мертва» (Иак 2:26). Только имея опыт вовлеченности в практики освобождения, человек перестает быть в той или иной мере ветхим человеком, каковым является «угнетенный», и превращается в нового человека, творца собственной судьбы.
Огромное значение для теологов освобождения приобретает история. История – это процесс спасения человека через освобождение. Путь к освобождению лежит через постоянную борьбу, не только духовную но и политическую. Сначала это борьба за социально-экономическое освобождение, потом за освобождение скрытого в человеке творческого потенциала и создание «нового человека». Здесь происходит внутреннее изменение самой человеческой природы, освобождение её, освобождение человеческих отношений от разлагающей власти греха в его духовно – индивидуальных истоках. Густаво Гутьеррес: «Работая, преобразуя мир, порывая с порабощением, строя новое справедливое общество, выполняя свое назначение в истории, человек создает самого себя».
Теологи освобождения доказывали нерасторжимость земного миропорядка и трансцендентного в деятельности человека. Аргентинец Энрике Дюссель: «Говорить об освобождении как об абстрактном спасении, – значит не говорить ничего. Говорить об освобождении – значит понять, какой тип угнетения практикуется у нас. И процесс начинается от этого понимания. Но это не теоретический, а практический процесс».
Смысл «освобождения», в интерпретации Густаво Гутьерреса:
1) Освобождение - это политическое и социально-экономическое освобождение человека от эксплуатации и угнетения. Оно выражает надежды обездоленных народов и классов.
2) Освобождение – это завоевание полной творческой свободы, построение «нового мира» и «нового человека». Здесь речь идёт уже о позитивной трактовке «свободы» – не «от чего», а «для чего и зачем».
3) И наконец, третий, самый глубокий уровень освобождения - это освобождение от грехов и соединение человека с Богом
Христос в теологии освобождения выступает не только как Спаситель, но и как освободитель. Иисус Христос стал парадигмой «нового свободного человека»
Процесс личного спасения после смерти превратился в теологии освобождения в том числе в процесс коллективного спасения на земле и таким образом, открылась возможность для приближения к Царству Божию уже на земле. Клодовис Бофф: "Теология освобождения хочет показать, что Царство Божье должно установиться не только в душе (личностный масштаб), но и в отношениях между людьми, в социальных проектах (исторический масштаб)»
Архиепископ Сан-Сальвадора Оскар Арнульфо Ромеро (в пастырском послании 1977 года) писал: «Сознавая, что осуществление Царства Божия на земле всегда будет неполным и частичным, церковь должна, тем не менее, все силы посвятить великому делу. В нашей конкретной ситуации это означает: бороться и добиваться правды и справедливости, бороться за политический, социальный и экономический прогресс... Церковь не ограничивается призывом к некому абстрактному Царству Божию, но борется за конкретные социальные решения, которые способствовали бы его приближению...»
В 1985 году вышла книга бразильского монаха Бетто «Фидель и религия». Книга представляет собой разговор священника с Фиделем Кастро. Кастро говорит о том, что Христос, живший в обществе, где царило социальное неравенство, встал на сторону бедняков, униженных и отверженных. «С точки зрения строго политической... я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира».
В октябре 1991 г. IV съезд кубинской компартии внес изменения в Устав Компартии Кубы, сняв ограничения на прием в ее ряды верующих.
В 90-е годы к власти в Латинской Америке пришла плеяда лидеров, воспитанных на идеях теологии освобождения.
В Парагвае президентом стал последователь теологии освобождения католический священник Фернандо Луго, в качестве приоритетов выдвинувший борьбу с бедностью и развитие экономики на основе социальной справедливости.
Эквадорский президент Рафаэль Корреа также является последователем теологии освобождения, президент Бразилии Лула да Силва, и  многие другие руководители стран Латинской Америки являются последователями теологии освобождения
Президент Венесуэлы Уго Чавес заявил, что «исконный венесуэльский социализм» отбросил ошибочные псевдомарксистские догмы, такие как негативное отношение к религии. Обращаясь к согражданам в канун Рождества 25 декабря 2005 г., он заявил: «Для меня Рождество – это Христос. Христос-бунтарь, Христос-революционер, Христос-социалист».
Таким образом, в регионе возник боливарианский блок, члены которого признают исчерпанность капитализма. Уго Чавес считал что: «Капитализм – это путь к гибели народов». Он так же считал, что  в Венесуэле столкнулись две концепции христианства: концепция католического ордена «Опус деи», представляющая собой, «доктрину угнетения беззащитных и оправдывающая неравенство как божественный принцип», – и концепция теологии освобождения, в которой «признается священное право обездоленных на свободу и справедливость в более гуманном мире».

Но все это в Латинской Америки.а что у нас? Какие нерешённые проблемы существуют между коммунизмом и православием? Обозначу, на мой взгляд, основные.

Главное противоречие, которое надо будет нам обсудить это Революция, что это такое в будущем и что это было в 1917 году? Оголтелая борьба с церковью, даже если и была исторически обусловлена, это не то, что нас восхищает в нашем прошлом. Мы намеренны это исправить, и одна из составляющих нового красного проекта это иное отношение к духовности вообще и к религии в частности, вульгарное же отношение, по сути, мракобесие, в прошлом.
Разберёмся в вопросе, что такое революция. По мнению определенной, части религиозных служителей, любая Революция равна сатанизму, и первым революционером был Люцифер. Согласившись с тем, что все революции есть сатанизм, натыкаемся на вопрос, что тогда такое история и как она может двигаться без революций? Ведь сатанизация революции ведёт к сатанизации всей истории вообще. А ведь именно христианство впервые принесло в мир идею истории, её дух. История это цепь революций не только социальных, но и научных, технических, духовных и так далее. Само возникновение христианства в ветхом мире – настоящая революция. Разберёмся с вопросом, что такое революция. Революция – это качественное изменение состояния существующей системы. Как точно сказал Ромен Роллан: «Революция как любовь и горе тому, кто этого не понимает». Творение это ведь акт создания, построение чего-то нового, акт создания нового мира.
Но если не Люцифер первый революционер, то кто? Как писал Сергей Кургинян в своей книге «Исав и Иаков», первый революционер это был Бог Творец, а первой революцией сам акт создания тварного мира из небытия. Во время акта творения был создан весь проявленный мир,.. “Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною” книга Бытия.
           Надо понимать, что во  время всех революций осуществляется восхождение на новую ступень, социальную, научную, духовную, и в этом  принципиальное отличие революций от смуты, типа нашей Перестройки и падения Люцифера. Во время смуты, которая наоборот является инволюцией, происходит акт падением во тьму, в хаос, в небытиё, безформеное состояние.  Поэтому Люцифер совершил не Революцию, а бунт, смуту. Не акт восхождения, а инволюцию, то есть падение. И именно поэтому правы наши народовольцы и теологи Освобождения, называющие Христа революционером, так как он совершил одну из самых больших революций в истории, революцию духовную! Он своим учением поднял человечество на новую ступень!
Но кроме философских противоречий есть и исторические, как то гонения на церковь и разрушения храмов в первые годы после гражданской войны и многое чего еще. Для того что бы разобраться в этом вопросе надо понимать что первые революционеры были не едины в данном вопросе, была группа Троцкого, которая бредила мировой революцией а Россию и русский народ воспринимала как хворост который он хотел бросить в огонь мировой революции. Была и вторая группа внутри партии, которая собралась вокруг Сталина, который был выразителем истинного большевизма, того большевизма который нашел отклик в глубине народа, он стал выразителем вековой  мечты русского народа о царстве справедливости.
Цитирую отрывок из книги Павла Победоносцева «Сталин и Церковь глазами современников: патриархов, святых, священников» "За десять лет при Сталине было открыто 22 000 приходов — это чуть меньше, чем в нынешнее время за двадцать лет… Была открыта Троице-Сергиева Лавра – центр русской духовности, а также Духовная академия при ней. Но за этот же период была восстановлена в своих правах патриархия. Было сделано много что еще, для сближения государства и православия.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий I перед панихидой в день похорон И. В. Сталина сказал:
Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомленности в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные - его военному гению; люди самого различного труда неизменно получали от него мощную поддержку и ценные указания. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума.
Об его напряженных заботах и подвигах во время Великой Отечественной войны, об его гениальном руководстве военными действиями, давшими нам победу над сильным врагом и вообще над фашизмом; об его многогранных необъятных повседневных трудах по управлению, по руководству государственными делами - пространно и убедительно говорили и в печати, и, особенно, при последнем прощании сегодня, в день его похорон, его ближайшие соработники. Его имя, как поборника мира во всем мире, и его славные деяния будут жить в веках.
Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Ни один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут; он удовлетворял все наши просьбы. И много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством.
Память о нем для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, "в путь всея земли", горячей молитвой….

Так что проблемы взаимодействия  между коммунизмом и христианством велики, но не настолько что бы их нельзя бы было разрешить.
Поэтому общественное движение Суть Времени считает, что новый Красный проект, вобравший в себя все лучшее, как из советского, так и досоветского периода нашей истории, может стать полновесной альтернативой с одной стороны радикальным сектам любых конфессий, а с другой стороны разложению современного  общества. Этот проект станет идеологией возрожденной империи нового типа, как бы она не называлась, СССР,  Русь или как то еще!
А закончить я бы хотел словами Тютчева,
«Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью...»
Но мы попробуем спаять его любовью, —
А там увидим, что прочней...