Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

"#28Панфиловцев" антисоветский фильм, с патриотическим прононсом.

        Не хотел вступать в публичную дискуссию, но тот вал сообщений в "личку", которые приходят мне в социальных сетях и те баталии которые развернулись под моими высказываниями по поводу антисоветского фильма господина Шальопы «28 панфиловцев», вынуждают обозначить свою позицию в более развернутом виде, чем это позволяют форматы «Фейсбука» и «Вконтакте».

         Обо всем по порядку. Я неплохо знал эту историю еще со школьной скамьи. Наверное, мало кто из советских школьников не слышал или не читал об этом легендарном сражении. Панфиловцы, как «Молодая гвардия» и Зоя Космодемьянская, были теми примерами на которых росли дети моего поколения. Бетменов и Спайдерменов тогда не было, нас учили на примерах подвига живых людей. Примерах того как люди готовы были умирать за Родину и за других людей.

         Я смотрел этот Фильм как в зеркало, в этом зеркале я видел какую реальность нам упорно создают. Реальность, в которой нет войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Ее нет. Есть хорошие парни, пришедшие защищать свою землю, свое отечество, не Родину, а отечество. Какая разница? Кто-то говорит, что никакой, но только советские воины шли в бой за Родину и за Сталина. За веру, царя и отечество шли в бой другие воины, тоже русские, но немного другие. Вера, тоже показана в сцене, когда боец красной армии молится в окопе перед боем. Царя только не хватает, а так бы все было в «порядке».

Collapse )


Как дедушка Ленин заложил бомбу под задницу “контрреволюционерам”.



         Недавно получила широкую огласку цитата ВВП о Ленине. И тут же все сразу вспомнили его предыдущие нелицеприятные высказывания о марксизме и первых большевиках.

         Хочу высказать свое видение данного вопроса. Ленин был бесспорно человек умный, лично я считаю, что он был гением. Но даже те, кто его ненавидит и считает человеком незаурядного ума, спешу напомнить, что он написал 54 тома собрания сочинений, а многие его критики, не написали ничего кроме постов в фейсбуке и твиттере. Да и прочитали они в своей жизни скорее всего меньше того, что смог написать Владимир Ильич.  Ленин, как и все незаурядные люди мог предвидеть развитие исторического процесса. Он не мог не понимать, что рано или поздно начнутся попытки реставрации монархии или попытки построения русского национального государства. Именно под эти будущие тенденции, он и заложил бомбу.
Collapse )

Моя 10-ка лучших гностических фильмов.

Оригинал взят у moskovitza в Моя 10-ка лучших гностических фильмов.
25.81 КБ
Кино как гипнотическая иллюзия до последнего времени было излюбленным полем деятельности злого Демиурга. Дельцы от кино усердно ткали покрывало Майи, Матрица снова и снова снимала фильмы про себя, и фильмы эти были обязательны к просмотру. Кто знает, может быть с наступлением новых времен, когда периферия постиндустриального мира окончательно погрузится во мрак бесправия, нищеты и насилия, Елдобаофу уже не понадобятся услужливые кинематографисты. Но пока остается хотя бы одна живая душа, желающая вырваться из плена Кеномы, будут актуальны немногие честные фильмы, которые помогают приблизиться к Гнозису. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших гностических фильмов.Collapse )

Карнавализация

Оригинал взят у stalh в Карнавализация
                                     Рецепция теории карнавала Бахтина в трудах русских учёных

        Концепция карнавала, созданная М. Бахтиным, - самое серьёзное достижение отечественного литературоведения по данному вопросу. Не следует считать, однако, что Бахтин - единственный, кто занимался проблемой народной смеховой культуры. Как отметил Вяч. Вс. Иванов, «на свой лад карнавалом и смеховой культурой одновременно с Бахтиным или даже немного ранее занимались Адриан Пиотровский, Ольга Фрейденберг, Владимир Пропп, Петр Богатырев, Сергей Эйзенштейн».
          Одновременно и на том же материале, что и Бахтин, работал Л. Пинский. Учёные были связаны личным знакомством и общением. На фундаментальный труд Пинского «Реализм эпохи Возрождения» (1961) опирался в своей работе Бахтин: «Очень важным в концепции Л. Е. Пинского представляется нам признание им амбивалентности раблезианского смеха». Бахтин особо отмечает тот факт, что «основным источником смеха» у Рабле Пинский считает ««движение самой жизни», то есть становление, смену, весёлую относительность бытия».
         Параллельно с трудами Бахтина и Пинского по западноевропейской карнавализованной литературе шла работа над русской праздничной культурой. Так, В. Пропп ещё до появления бахтинских работ «Творчество Франсуа Рабле...» и «Проблемы поэтики Достоевского» в монографии «Русские аграрные праздники» (1963) видит суть русских календарных праздников в «аграрно-магическом характере».
[Spoiler (click to open)]
Пропп отмечает, что «уже давно замечено сходство между земледельческими обрядами античности и позднейшей Европы, включая и Русь»: «Это не значит, что всё можно объяснить заимствованием; это означает, что есть некая закономерная связь между формами труда и формами мышления». Описанные Проппом русские обряды «известны всем народам Европы». «При изучении праздников обнаруживается общность форм, предполагающая общность почвы, на которой эти формы возникают».
         
Цель русских праздников, по Проппу, - «способствовать плодородию земли и размножению всего живого», это «продуцирующие обряды», которые «отражают земледельческие интересы, выражают стремление земледельца повлиять на плодородие земли». Продуцирующим характером Пропп объясняет и массовый разгул, сопровождающий большинство аграрных праздников. По его мнению, архаичное мышление «приводит к представлению, что человеческая плодовитость и плодородие земли стоят в самой тесной связи»: «человеческая плодовитость и все, что с ней связано, стимулирует силы земли и заставит её дать урожай».
Для Бахтина же главный принцип народной праздничной культуры - принцип вечной смены, обновления, смерти-рождения, прославление весёлого хода времени. Отметим, что, по мнению Вяч. Вс. Иванова, «Бахтин отличался наибольшей чёткостью выводов».
Теория Бахтина оказалась способна многое охватить и объяснить в народной культуре. Вот почему целый ряд выдающихся учёных приняли теорию и развили её.
Так, В. Пропп в монографии «Проблемы комизма и смеха» (1976), опубликованной после появления книги Бахтина, кроме «обрядового» смеха (рассмотренного исследователем в монографии «Аграрные праздники») выделил особый «разгульный смех», при характеристике которого исследователь постоянно ссылается на Бахтина: «Этот вид смеха также имеется у Рабле, о чем М.М. Бахтин пишет следующим образом...». По сути, теоретик имеет в виду тот же смех, который Бахтин назвал карнавальным: «По примеру Бахтина этот вид смеха можно назвать смехом раблезианским», это «смех площадей, балаганов, смех народных празднеств и увеселений». Этот вид смеха исследователь находит на русской почве - по его мнению, «такому веселью предавались только в определенные сроки, преимущественно в период зимнего солнцеворота и на масленицу». Русская масленица, несомненно, является родственной западноевропейскому карнавалу.
Ю. Борев в работе «Комическое, или о том, как смех казнит несовершенство мира, очищает и обновляет человека и утверждает радость бытия» (1970) пишет: «Бахтинский теоретический анализ «карнавального» состояния столь значителен и проницателен, что автору удаётся, рассматривая лишь одну из форм смеха, высказать суждения, охватывающие ещё никем до него не замеченные некоторые важные общие эстетические особенности комического».
Безоговорочно принимает теорию Бахтина Вяч. Вс. Иванов. В - статье «Из заметок о строении и функциях карнавального образа» (1973) он утверждает, что Бахтину «удалось не только обнаружить роль карнавальной традиции и родственных ей явлений карнавализации в истории литературы и культуры, но и определить наиболее характерные черты карнавального образа».
Д.С. Лихачёв в статье 1973 года «Древнерусский смех» считает важным подчеркнуть, что он «продолжает некоторые мысли М.М. Бахтина», касающиеся «смеховой культуры», «смеховых празднеств», «средневекового смеха», «народного смеха», «карнавального смеха». Исследователь убежден, что книга о Рабле «даёт ключ к пониманию древнерусского смеха, указывает подход», «касается особенностей древнерусского смеха» поскольку «древнерусский смех является разновидностью средневекового смеха в целом». По Лихачёву, древнерусский смех «строит изнаночный мир, мир перевёрнутый» - так называемый «антимир». В нём «отсутствует постоянство, богатство, сытость, одетость, родство, дружба, роль церкви играет кабак, веселье заменено пьянством», в нём «сняты все покровы, одежды, обнажен стыд и нет ничего святого». Теоретик отмечает, что древнерусский смех «остался в качестве национального смеха в XIX и даже XX вв.».
В работе «Смех как мировоззрение» (1976), утверждая, что древнерусский смех обращён «против самой личности смеющегося», Лихачёв прямо ссылается на Бахтина: «Направленность средневекового смеха, в частности, и против самого смеющегося отметил и достаточно хорошо показал М. М. Бахтин в книге «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса».
Л. Пинский, написавший одобрительную рецензию «Рабле в новом освещении» (1966), развивал теорию Бахтина в работах «Комическое», «Юмор» и монографии «Комедии Шекспира» (1975).


Вслед за Бахтиным он утверждает, что в карнавальном смехе «так или иначе заложены - потенциально или эмбрионально - более развитые («культурные») позднейшие виды комического, обособляющиеся в ходе развития человеческой культуры» - сатира, юмор, ирония.
Сатира и юмор - основные «наследники» карнавального смеха. Если сатира «полностью порывает с празднично весёлым мироощущением карнавала», то юмор, по мнению Пинского, «среди всех видов комического... главный наследник архаико-комического, наиболее адекватная ему и почти столь же универсальная форма смеха, но исходящая уже от более развитого («культурного») сознания. Пафос юмора - и отрицание, и утверждение, сложное соединение этих двух противоположностей между собой, их борьба за главенство. Но в конечном итоге побеждает утверждение, юмор «заступается за предмет..., а его смехом порой... «стыдливо» прикрывается восхищение, даже («тактично») панегирик», - констатирует учёный в статье «Юмор».
В то же время некоторые исследователи, видя в теории Бахтина ценность, считали необходимым ограничить её. С оговорками принимал теорию Бахтина, Л. Баткин в статье (1967). Он отмечал, что утверждение в любом смехе, даже карнавальном, относительно, отрицание абсолютно. Поэтому амбивалентный смех не может быть главной осью культурно-исторического развития, карнавальный смех носит не универсальный, а характер и, следовательно, культуросозидающие возможности такого смеха ограничены.
М. Стеблин-Каменский (1978) считал бахтинскую концепцию карнавального смеха модернизирующей, по его мнению, архаичный смех - ненаправленный смех, только смешащий, а не осмеивающий, как в Новое время. Такой смех «удовлетворял потребность человека в радости и веселье». М. Гаспаров в статье 1979 года «М.М. Бахтин в русской культуре XX века» (она была вновь опубликована и в 2002 году) выступает против того, чтобы «ниспровергатель всяческого пиетета оказался сам предметом пиетета».
Как верно отметил В. Махлин в статье «Карнавализация» (ЛЭС, 1987), «за этим и другими упреками (в том числе оценка роли карнавализации в культуре 20 в.) стоят нерешенные пока вопросы о совместимости концепции карнавализации с этической позицией современного человека в мире, а также о совместимости индивидуальных форм мышления нового времени с явленным в карнавале целостным народным восприятием».
В 1990-е годы теорию Бахтина принимают с оговорками.
С. Кормилов в статье «М. Бахтин и М. Стеблин-Каменский: две противостоящие и взаимодополняющие концепции смеха» (1991) признает, что «бахтинский амбивалентный смех не только в архаические эпохи реально существовал, но в каких-то формах и сейчас существует», но считает неоправданным утверждение Бахтина о том, что народная смеховая культура «столь же значима в древности и средние века, как официальная культура». Во многом именно поэтому С. Кормилов считает, что Бахтин «явно преувеличивал значение народной смеховой культуры для творчества Гоголя».
Некоторые исследователи считают теорию карнавала неприменимой к русской культуре, не знавшей карнавала как такового. Например, А. Илюшин в статье «По поводу «карнавальности» у Достоевского» (1992) отмечает, что «идея карнавала западническая», «в контексте бахтинской книги слово «карнавал» нигде немыслимо заменить русской калькой «мясопуст». Исследователь считает недостаточно «убедительной» «идею карнавала в её соотнесенности с поэтикой Достоевского».
Тем не менее, авторитетный учёный Ю. Манн в статье «Карнавал и его окрестности» (1995) признает, что, «являясь неотъемлемой частью традиционной культуры, карнавальное начало имплицитно присутствует в искусстве и жизни постоянно, необходимо лишь учитывать, что в различные эпохи «дух карнавала» может воплотиться в действительности с различной степенью полноты». В работе «Поэтика Гоголя», впервые опубликованной в 1978 году, исследователь находит вслед за Бахтиным «многие элементы карнавализации» в творчестве писателя. Манн лишь не согласен с тем, что «гоголевское творчество всецело наследует карнавальную традицию», и видит в Гоголе «характернейшего комического писателя нового времени, несводимого к традиции карнавального смехового начала, хотя и имеющего с нею точки соприкосновения». Кроме того, исследователь не может согласиться с Бахтиным в «установлении определенной иерархии, согласно которой комические формы, отступающие от карнавала, объявляются низшими», и с тем, что «неуклонным скольжением вниз является и движение к современности, поскольку неизбежно бледнеет и вытравляется исконное, карнавальное мироощущение».
Манн приходит к выводу, что в карнавале «миссия человека состоит в том, чтобы утвердить бессмертие целого, рода. Индивидуальные жизни подобны клеткам народного тела: они рождаются, гибнут, тело же продолжает жить, расти и функционировать». Учёный видит диалектичность теории карнавала в том, что «она выражает идею вечного обновления народного коллектива, обрекающего на смерть всё слабое и не жизнестойкое, подобно тому, как животные ради сохранения вида уничтожают своих больных и увечных сородичей». В итоге он подходит к теории карнавала с современных этических позиций: «Но человечество - все- таки не животный вид... человеческая культура выработала такие формы идеологии и художественной мысли, которые в системе целого отстаивают права любой клетки, любого индивидуального существования... Среди этих форм своё место занимают формы комического».
В 1990-е годы многие исследователи отказываются принимать теорию карнавала. А. Гуревич, отвечая на вопросы анкеты журнала «Диалог. Карнавал. Хронотоп» (1996, № 4), резюмирует свои претензии к концепции Бахтина. Он упрекает Бахтина в том, что тот «чрезвычайно односторонен в своей концепции, поскольку усматривает сущность средневековой народной культуры в безудержном смехе и всепобеждающей жизненности». Тем не менее, признает учёный, «именно эта односторонность в формулировке проблемы послужила рычагом, при посредстве которого Бахтин заставил нас по-новому взглянуть на целый комплекс вопросов истории культуры». «Ошибочность» ряда утверждений Бахтина Гуревич видит, во-первых, в том, что «едва ли есть основания возводить карнавальную культуру к архаике и древности, поскольку карнавал зафиксирован в источниках лишь начиная с позднего средневековья». По мнению исследователя, Бахтин также «оторвал анализ народной культуры от рассмотрения общества, в котором она существовала». В результате он «склонен квалифицировать концепцию карнавальной народной культуры как своего рода научный миф», но «не отрицает при этом той роли огромного интеллектуального стимула, которую она сыграла и, возможно, продолжает играть».
Серьёзная критика теории Бахтина в 1990-е годы вызвана также тенденцией отрицания народности литературы, а затем и понятия народа, что связано с осмыслением феномена тоталитарности. Теорию Бахтина соотносят с политическими реалиями того времени, когда она создавалась, и находят в ней либо оправдание сталинизма, либо отрицание его. Не видит ценности в теории Бахтина Б. Гройс. В статье «Тоталитаризм карнавала» (1997) повторяются основные положения работы «Ницшеанские темы и мотивы в Советской культуре 30-х годов» (1992). Исследователь ставит вопрос «о политических импликациях бахтинской мысли», так как, по его мнению, «теория Бахтина ставит знак равенства между литературой и жизнью - и поэтому заставляет видеть в ней сформулированную эзоповым языком жизненную программу». Бахтину вменяется в вину то, что он «приветствует именно карнавальный пафос «окончательной смерти» всего индивидуального, победу чисто материального, телесного принципа над всем трансцендентным, идеальным, индивидуально бессмертным», бахтинский карнавал, по Гройсу, «ужасен» - «не дай Бог попасть в него». Карнавальный смех, следовательно, есть «отнюдь не ирония мыслителя над трагедией жизни», а «радостный смех народного или космического, «телесного» идиотизма над мучительными корчами терзаемого индивида, который кажется ему смешным в своей одинокой беспомощности». Это «смех, рожденный примитивной верой в то, что народ есть нечто количественно, материально большее, нежели индивидуум, а мир - нечто большее, нежели народ, т.е. именно верой в истину тоталитаризма». Как доказательство тоталитарности карнавала приводится тот факт, что любимым фильмом Сталина был «сугубо карнавальный фильм «Волга-Волга»«. По мнению исследователя, «целью Бахтина была вовсе не демократическая критика Революции и сталинского террора, а их теоретическое оправдание в качестве восходящего к архаической традиции ритуального действа». Б. Гройс противостоит тем бахтиноведам, которые считали, что только человек вне политики, не являющийся приверженцем ни одной идеи, не находящийся ни на чьей стороне, мог создать теорию карнавала, осмеивающего всё и вся, в том числе и себя. Вот как пишет об этом Вяч. Вс. Иванов в 1996 году: «В пору продолжавшегося удушения культуры, которому хотелось противостоять, Бахтин оставался воплощением полной духовной независимости. Он был не просто против советской власти и её идеологии: он был полностью вне её, по ту сторону, в «большом времени», а не в малом, укороченном, советском. Его система ценностей находилась полностью за пределами всего, что было привычно для советской литературы и культуры, нас окружавшей».
Возражает Гройсу в статье «Смех: примирение жизни и смерти» (1997) Р. Лахманн, утверждающая, что «бахтинскую концепцию контркультуры, временно направленной против официальных интситутов, можно оценить как антитезу отвратительной иерархии сталинизма», ведь это «особая модель пространства, свободного от страха и власти».
В результате критики теории Бахтина понятие карнавала в современном литературоведении трансформировалось. А. Гринштейн, ориентируясь в статье 1996 года на Бахтина, под карнавалом понимает «не столько реальное явление культуры Средневековья и Ренессанса, сколько идеальную модель этого явления, некую абстракцию, которая используется только для анализа определенных процессов и тенденций в литературе последующих эпох». Бахтинская концепция, как заметил её критик Ю.Манн, «прежде всего, описывает дух карнавала, идею карнавала». В. Махлин в словарной статье «Карнавализация» для Литературной энциклопедии терминов и понятий (2001) утверждает, что карнавал приобретает характер «комплексного феномена», в котором раскрывается «связь карнавализации и литературы». Н. Гуськов утверждает, что «если снять те оценки, которые даёт карнавалу Бахтин, идеи учёного оказываются незаменимы при решении ряда историко-литературных и шире - историко-культурных проблем», в частности, характеристики советской драматургии 20-годов XX века.
Бахтин до сих пор остается единственным, вышедшим в разработке теории карнавала не только на культурологический, но и философский уровень, его исследование карнавальной культуры до сих пор является наиболее основательным. По мнению М. Реутина, автора работы «Народная культура Германии» (1996), Бахтин вывел «действительную логику» мотивов и образов смеховой культуры - «последовательность и взаимную обусловленность смерти/воскресения». Исследователь уверен, что «такая последовательность есть искомый знаменатель, общекультурный «способ полагания смысла»«, она «прочитывается во всех без исключения произведениях смеховой традиции», смеховая культура «опознаётся как сумма образных перекодировок единого сообщения».
Карнавальное мироощущение - это особое народное мироощущение, напрямую связанное с архаичным сознанием, оно свойственно любой нации. Теория карнавала, заявленная в работе Бахтина, выходит за пределы описанной им средневековой культуры Франции - и в пространстве, и во времени.
Показательно в этом отношении анкетирование, проведённое журналом «Диалог. Карнавал. Хронотоп» в 1996-1997, цель которого - «оценить место, роль и значение карнавальной теории как в процессе духовной эволюции самого Бахтина, так и вообще в науке и культуре XX века» (1996, № 4). Практически все исследователи высоко оценивают теорию карнавализации. «Внутреннюю убедительность теории» отмечает Л. Аннинский. В. Библер уверен, что «карнавальная культура оправдывается, в первую очередь, тем, насколько идея карнавала оказывается актуальной в самой реальной жизни конца XX века, в культурных перипетиях и основных культурных взлетах культуры XX века, столь же карнавально отстраняющихся - уже в 90-х годах нашего века - от самой себя».
Респонденты отмечают, что концепция карнавала применима к культуре не только западно-европейских стран. Б. Жилко (Гданьский университет, Польша) утверждает, что хотя теория карнавализации относится к «западноевропейскому материалу», она может быть применима «к исследованию аналогичных явлений» в славянской культуре. Е. Мелетинский видит «карнавальность» как «явление средневековой культуры, очень широко распространенное не только в России». А. Желоховцев находит карнавальные традиции «не только в Европе, но и в Китае». В. Кожинов указывает на важность теории Бахтина при изучении культуры стран Азии, Латинской Америки, Африки.
Оправданность применения теории Бахтина к мировой литературе подтверждают состоявшиеся на её основе исследования и работы последних лет, посвящённые русской и зарубежной литературе самых разных эпох.
Так, В. Горелова в статье «Принцип карнавальности в философии и эстетике М.М. Бахтина» (1995) исследует карнавальный характер мировосприятия наших соотечественников в 1990-е годы. Литературовед видит в «обыденном сознании» 1990-х годов «черты карнавальности, их инварианты, найденные философом в истории культуры». По её мнению, «это, прежде всего аберрации восприятия, не различение «рампы» театра и жизни». «В современной социальной практике, - пишет Горелова, - проступают все инварианты карнавального человека - фамильярность взаимоотношений, эксцентричность, профанации, увенчания-развенчания, оборотничество».
Развивая, домысливая теорию Бахтина, А. Гринштейн рассматривает карнавальное начало в литературе XX века (1996). Он вводит новое понятие - «квази - или псевдо - карнавальные» образы - образы, которые «ориентируются на карнавальную культуру, но наполнены чуждым карнавалу содержанием и вследствие этого имеют отличную от карнавальных мотивов и образов структуру». Он считает, что в XX веке изменяется «ключевой для карнавала» мотив праздника, праздничности: «праздник изображается как нечто условное и эфемерное, организуемое и уже потому искусственное; праздник имеет чёткие границы и в пространстве, и во времени..., не является всеобщим, что, во-первых, кардинально изменяет саму природу и сам характер праздничности и, во-вторых, привносит дополнительные, чуждые карнавалу и невозможные в карнавале мотивы одиночества на чужом празднике, эфемерности праздника, невозможности полностью отдаться веселью, раствориться в атмосфере праздника». В результате «тема отчуждения» превращает «карнавальную противопоставленность праздника будням, обыденности, повседневности из ключа к постижению истины в источник отчаяния».
Карнавальный смех в XX веке, по мнению Гринштейна, «теряет свой амбивалентный характер, превращаясь в средство только отрицания, но не утверждения, разрушения, но не созидания, отчуждения, а не объединения». Мотив смены верха и низа «теряет свою абсолютность и трансформируется в художественный приём» и даже «может носить отчетливо трагический характер». Образы материально-телесного низа теперь связаны «не с карнавальным утверждением нового идеала, но единственно с нарушением и разрушением нормы», «не только не связаны с идеей плодородия, но подчас утверждают прямо противоположную идею». Мотив изобилия «может трансформироваться в свою противоположность - мотив голода». Заметим, что исследователь берёт для изучения литературу - как зарубежную, так и российскую - всего XX века (в качестве примеров выступают и М. Булгаков, и А. Жид, и Г. Миллер, и Вик. Ерофеев, и Д. Джойс).
В работе 1999 года литературовед на основе карнавала вводит понятие маскарада - «особый тип культуры, генетически связанный с карнавальной культурой..., во многом на неё ориентирующийся..., но одновременно онтологически и типологически противостоящий (и противопоставляющий себя) карнавалу». Вслед за ним П. Новикова в статье 2004 года находит квазикарнавальные мотивы в романах Б. Виана.
О. Росницкая (2001) исследует в пьесах Булгакова 1920-х годов «Бег», «Зойкина квартира» и «Дни Турбиных» «традиции карнавала, воспринятые опосредованно, через литературу и культуру конца XIX - начала XX в.».
Обращение к традиции карнавального фольклора видит О. Кононенко в статье 2003 года «Приёмы карнавализации в современной русской драматургии» у «современных отечественных драматургов» - Вен. Ерофеева, Н. Садур, В. Сорокина.
Опираясь на труды Бахтина, Проппа, Лихачёва, предлагает свою типологию смеха Н. Масленкова в статье 2004 года ««Чёрный юмор» и типология смеха (к проблеме исследования феномена культуры).
В кандидатской диссертационной работе «Карнавал как форма праздничной культуры: Философско-культурологический анализ» (2004) А. Ляшок опирается, прежде всего, на концепцию Бахтина. «Мировоззренческая сущность карнавала», по её мнению, «раскрывается через систему таких категорий, как «карнавальная свобода», «карнавальный смех», «амбивалентность карнавала», «карнавальное поведение».
Причисляет к «типам комизма» карнавальный смех в «Эстетике» 2005 года Ю. Борев. Интересно, что в отличие от Бахтина и Пинского исследователь считает, что карнавальный смех «не только противостоит сатирическому..., но и схож с ним и имеет единую глубокую природу». По Бореву, «во всяком комедийном смехе соединено отрицание и утверждение» и сатира «не только отрицает зло, но и утверждает идеал», как и карнавальный смех, что «одновременно отрицает и утверждает мир». Основываясь на трудах Бахтина, теоретик выделяет как художественное направление средневекового искусства «карнавальный натурализм», который «выражает народную смеховую культуру, содержащую в себе идею вселенского обновления». Одно, из следствий этого направления - «возникновение карнавализации в произведениях более поздних эпох», как пример-Борев приводит творчество Булгакова.
О. Брейкин в статье «М.М. Бахтин и Й. Хейзинга о средневековом образе смерти» (1991) рассматривает бахтинскую трактовку образа смерти в средневековой культуре в сравнении с трактовкой Хейзинги и приходит к выводу, что они «прямо противоположны»: «В отличие от Й. Хейзинги, создававшего минорный образ смерти, Бахтин рисует мажорные картины «карнавальной смерти». В итоге исследователь принимает обе теории. По его мнению, «исследования М.М. Бахтина и Й. Хейзинги не противоречат, а дополняют друг друга, описывая с разных сторон один и тот же культурный процесс: первый акцентирует внимание на культе материально-телесного низа, возрождавшем некоторые древние архетипы в форме народного карнавала, второй делает то же самое в отношении повседневных стереотипов поведения и форм мышления, присущих светскому сознанию».
Итак, теория карнавализации обнаруживает свою состоятельность, несмотря на критику последних лет. Основные положения концепции
Бахтина одобряли и развивали такие признанные специалисты по литературе средневековья, фольклору, как В. Пропп, Л. Пинский, Д. Лихачёв. Теория Бахтина по-новому осветила проблему комического, вопрос о соотношении его видов. Как результат её развития, состоялось, большое количество исследований, посвящённых русской и зарубежной литературе самых разных эпох.

Война-бесконечный путь хитрости. Информационные войны (часть 1)

        Высшая степень военного искусства, победа без применения оружия. Победа без войны. («Искусство войны» Сунь Цзы 380 г. до н.э.)
        Казалось бы парадоксальное высказывание величайшего китайского полководца древности Сунь Бинема. Как можно победить в войне не применяя оружие?  Способов на самом деле есть не мало. Можно отравить источники воды, запустить в армию смертельную болезнь, в древности это практиковалось. Но все равно это нельзя назвать не применение оружия, вирусы это тоже оружие хоть и не видимое. А что является сто процентной победой, без применение оружия? Победа с помощью информации! Что это на практике? Посеять панику, распустить слухи которые изменят планы врага. Любыми информационными способами заставить признать врага поражение. А еще лучше, вынудить вообще отказаться от замыслов войны.  Именно такую победу считал великий полководец и философ высшей стадией военного искусства.
         Информационное оружие было вспомогательным по большей части, до наступления информационного века, века радио, газет и телевидения. Нам лучше всех известно его разрушительное действие. СССР был разрушен именно с его помощью, ведь холодная война это была не что иное, как война информационная. Конечно, там была и экономическая война, это верно, но  часто экономическая война становиться частью войны информационной.
[Spoiler (click to open)]         Раз уж эта война то на этой войне есть армии, в этих армиях  рядовые, офицеры и маршалы.  Для лучшего понимания  структуры этой армии  я введу музыкальную метафору, потому что практически все знакомы с тем, что такое симфонический оркестр. Музыканты оркестра, это солдаты информационно армии, они люди подневольные, даже если и очень великие. Они играют то, что написано у них в нотах и так как им говорит дирижёр. В нашем случае, если брать развал СССР, это были наши диссиденты, эдакий коллективный дисидюжник, Новодворские, Андреевы, Афанасьевы, Собчаки, Боннер и т.д. Среди дисидюг, были люди искренне верившие, в то, что запад это рай, а СССР это Мордор. Были люди, просто ненавидевшие свою страну по каким-то своим причинам, личным, семейным и прочим. Были откровенные враги, агенты влияния, такие обитали в основном за рубежом. Дирижёрами всего этого оркестра являются главы крупных маассмедиа, продюсеры, главные редактора. Основные дирижёры таких вещей очень часто имеют погоны спецслужб, или курируются ими. На войне как на войне. В СССР активную роль в развале страны принимала верхушка, переродившегося ЦК КПСС и спецслужб. Без участия и активной помощи КГБ и партии никакая информационная война внутри  СССР  вестись не могла. А кто же композитор, музыку которого играет этот военный оркестр? Композиторы в данном случае это идеологи. Они разрабатывают концепцию войны. В нашем  конкретном случае развала СССР, таким злым гением был Михаил  Бахтин с его теорией карнавализации.  Не буду на ней подробно останавливаться, но скажу лишь одно, именно его разработки были взяты на вооружение для разрушения структуры ЦК КПСС,  и как следствие разрушения СССР.
        Есть, конечно, те, кто заказывает музыку, но тема эта очень тонка и сложная и в этой статье ее я трогать не буду. Но надо всегда понимать, что они есть.
И вот,  какой то скромный автор написал нечто, выдвинул некую идею или концепцию. Заинтересованные люди эту идею подхватывают и начинают претворять в жизнь. Переводить эту музыку из партитур в звуки. Они находят подходящих музыкантов, дирижёра и вперед! Как говаривал известный персонаж, Процесс пошел!  Если общество не готовое к этой атаке по своему сознанию, оно остаётся беспомощным, по его сознанию стреляют из крупных калибров и естественно легко его разрушают. Потом начинают умело манипулировать разрушенным сознанием. В конечном итоге общество само разрушает свою страну и приносит ключи от столицы довольному победителю. Причем сознание общества так разрушено что население бывает уверенно, что этот враг, не враг на самом деле, а друг и избавитель. Народ отдает сам, все то, за что лили кровь его предки без единого выстрела. Как говорил один персонаж кинофильма, самая лучшая афера, это когда лох говорит тебе спасибо! Вот такое спасибо, с поклоном до пояса мы и сказали западу более 20 лет назад. А что потом? Вы все помните и сами. Лихие 90, уничтожение всего, что было гордостью страны.  Убыль населения на миллион человек в год и так далее и тому подобное.
        Из всего сказанного для ведения информационной войны нужна армия, армия профессиональная. Нужно создавать альтернативный оркестр, и если ваша музыка понравиться массам населения они пойдут за вами, а если нет, то за вашим противником. Как говорил Маркс: “Идея, овладевшая массами, становится материальной силой”. То есть нужна Идея или Концепция, потом те, кто ее будут разрабатывать и осмысливать, потом они должны собрать тех, кто будет ее воплощать в жизнь.  Есть ли у нашего государства Идея? Может есть, но я ее не знаю. А без Идеи нельзя не то что победить в информационной войне, ее и вести то не возможно. А отсутствие проектных идей это уже и есть поражение в информационной войне еще до ее начала.
        Вот это и  значит победа без войны. Только в тот раз, мы были побежденными!

Возвращение фашизма под маской либерального глобализма .

Эта Реплика была посвящена нашей Великой Победы в ВОВ. Но на это вопрос я посмотрел с немного необычного ракурса. Я попытался понять, кого мы победили 9 мая,а кого не победили. Кто такие новые фашисты,и почему они никогда нам не простят нам красного знамени над Рейхстагом. К сожалению война с этим зверем, вырвавшимся из бездны, далека от завершения,но обо всем подробнее....




Что такое для меня ВОВ и победа в ней? Для меня и моих товарищей победа в ВОВ это победа над зверем, вырвавшимся из бездны, победа над абсолютным злом. Это великий подвиг нашего советского народа. Но была ли эта победа окончательной? Смогли ли наши деды загнать этого зверя назад в бездну, или же он только был ранен, и от того стал еще более злым и коварным. Может война с нацизмом перешла в другие виды войны, информационные, идеологические, и прочие. На первый взгляд вроде не заметные, но гораздо более сокрушительные по своей сути?

9 мая мы праздновали 68 годовщину победы, принесшей свободу народам Европы и, казалось бы, поставившей на проекте фашизма окончательный и бесповоротный крест. Но так ли это? Что такое фашизм? Фашизм - это форма буржуазной общественно-экономической формации, которая официально закрепляет неравенство людей, делит их на сверхлюдей и недолюдей
[Spoiler (click to open)]Разделение может идти по национальному и расовому признаку, как это было в фашисткой германии, где научно обосновывалось превосходство так называемой нордической расы над остальными. А может и по экономическому принципу – на бедных недолюдей и богатых сверхчеловеков –  зачатки того что мы наблюдаем сегодня во всем мире и в нашей стране.
В наше время некоторые господа и на западе и в России пытаются уменьшать значение победы в этой войне, пренебречь вкладом нашего народа в победу над фашизмом. Они хотят приравнять коммунизм и фашизм, поставить на одну ступень Сталина и Гитлера. Давайте разберёмся, зачем это делают!
В результате Великой Отечественной войны была  уничтожена только часть буржуазного общества проповедующего эту идеологию - фашистская Германия и ее союзники. Существует  расхожий миф, что огромный СССР воевал с маленькой Германией, но это только миф,  ибо против СССР воевали силы объединенной Европы. И пошла вся Европа воевать с СССР, потому что была уже вся этим фашизмом заражена. А иначе как объяснить, что Франция позорно проиграла войну за десять дней? По подсчётам маршала Чуйкова, командовавшего обороной Сталинграда, при попытках захвата знаменитого дома Павлова, одного только дома, охраняемого одним взводом советских солдат, потери фашисткой армии превысили её потери на всём пути от французской границы до Парижа! Вот что такое настоящая стойкость к тоталитаризму! Дак может быть равны, не коммунизм и фашизм, а капитализм и фашизм?!
После победы Красной Армии, зараженная фашизмом Европа делал все, что бы помочь остаткам разгромленного фашистского режима Германии уйти от возмездия. Не так давно в Англии были рассекречены планы операции «Немыслимое» - планы наших союзников напасть на нас после нашей победы в войне объединёнными силами Германии, Англии и соединённых штатов армерики. Но об этом можно было догадаться и раньше. Достаточно вспомнить как англичане, содержавшие в своей зоне оккупации около 2.5 миллионов военнопленных не только не подвергнули их расформированию, а наоборот, сформировали из них новые части. Проводили строевую и огневую подготовку, готовясь в случае необходимости бросить их против СССР. Только блестяще проведённая берлинская наступательная операция и решительное выступление Сталина на Потсдамской конференции пресекло эти планы, и заставило английское правительство задуматься о последствиях этой авантюры и расформировать эти части и отправить их в лагеря для военнопленных.
        Крушение фашизма трудно назвать крушением, фашисты уходили стройными рядами, вывозили свои архивы и научные материалы, вывозили золото и семьи на заранее подготовленные базы. Вспомним хотя бы организацию “ОДЕССА” (это аббревиатура, не имеющая к городу у моря никакого отношения),  тайную организацию бывших офицеров СД, и членов «Черного ордена СС», которая занималась этими вопросами. Известна операция Мартина Бормана, Огненная Земля, по обеспечению надежного укрытия для нацистского руководства. Таким местом были избраны дебри Аргентины. Цена была высока, но золото нацистов оказалось веским аргументом. Золотой запас Аргентины вырос с 350 тонн в 1940 году до 1200 тонн в 1945 году. А это соответствует пятидесяти миллиардам долларов. Золотой запас Бразилии вырос за это же время с 50 до 346 тонн. И таких примеров много. С приближением конца, агенты СС переправляли vip-персон в нейтральные страны, а оттуда на иностранных кораблях к берегам Южной Америки, иногда — в страны Ближнего Востока или Юга Африки.
            В дело пошел и главный козырь — германский подводный флот, к концу войны насчитывавший еще двести субмарин, среди них — около тридцати подводных лодок нового типа, проходивших без дозаправки 32 тысячи миль. Так или иначе, но именно в Аргентине оказался Адольф Эйхман, выкраденный в 1960-м агентами «Моссада». В Южной Америке теряются и следы «наци номер два» Мартина Бормана. По словам Эйхмана, Борман использовал тот же маршрут, которым уходил и он сам: через горные перевалы в Австрию и Италию, затем на корабле в Испанию, откуда на субмарине в Южную Америку. Именно беглые нацисты стоят у истоков создания латиноамериканских наркокортелей – одного из столпов современного капитализма. С помощью наркотиков фашисты решали несколько вопросов:  зарабатывали деньги и убивали так им ненавистных недолюдей, тоесть продолжали свое черное дело, но другими методами. В Парагвае, функционировало около ста крупных фирм с немецким капиталом, нацисты прибрали к рукам экспортные операции, сельскохозяйственные комплексы и банки, а также курировали некоторые международные сделки на государственном уровне.  Диктатор Альфредо Стресснер заявил, что немцы — «элита парагвайской нации», признав, что многие из них очутились в Парагвае после войны.
            Впрочем, щупальца  “ОДЕССЫ”  простирались и в противоположном от Южной Америки направлении. В 50-е годы будущий президент Египта Гамаль Абдель Насер и бывший иерусалимский муфтий, проживавший в Каире после осуждения Нюрнбергским трибуналом за военные преступления, укрыли тысячи нацистских преступников. Так называемый «Арабо-германский центр по вопросам эмиграции» занимался, в частности, вербовкой бывших офицеров вермахта для службы в армиях арабских государств. «Крышу» эту возглавлял подполковник Ганс Мюллер, после перехода в ислам — сирийский гражданин Хосан Бей. Не менее 8 тысяч офицеров вермахта и СС осели в арабских странах, преимущественно — в Египте, Сирии и Ираке. Все они были «трудоустроены» в армии, полиции и спецслужбах. В 1953 году в Каире появился знаменитый гитлеровский диверсант Отто Скорцени. Ему Насер поручил организацию диверсионных подразделений в египетской армии и разработку операций в зоне Суэцкого канала. Эту работу Скорцени выполнял с бригаденфюрером СС Оскаром Дирлевангером, который прославился своей жестокостью в Украине.
             Тысячи немцев в те годы принимали ислам, получали арабские фамилии и прилежно изучали арабский язык. Парижская газета «Монд» писала в августе 1957: «Вплоть до Йемена не было арабской страны, где бы ни отмечалось присутствие германских военных». Службой безопасности Насера в 50-х годах руководил полковник аль-Нахер, в прошлом шеф гестапо Варшавы Леопольд Глейм. Начальник тайной полиции Египта Хамид Сулейман в Германии был шефом гестапо в Ульме группенфюрером СС Генрихом Зельманом. Подготовкой сирийской армии занимался бывший полковник гитлеровского генштаба Крибль, а разведслужбы реорганизовывал офицер гестапо Рапп.
           Эмиссары  и члены этого ордена СС контролируют торговлю оружием, наркотиками, драгоценными камнями, изготовление фальшивых денежных знаков и документов, банковский и нефтяной сектор мировой экономики. Очень много написано книг, поставлено документальных фильмов о всемогущем еврейском капитале. Этот миф и сегодня продолжает влиять на общественное сознание обывателей. Еврейский капитал это жалкая горсть медных грошей по сравнению с финансовыми потоками нацистского ордена.
         Глобальный фашистский, так называемый чёрный интернационал, сбросив  бремя государства в виде фашистской Германии, не только не стал слабее, а наоборот - стал гораздо сильнее, стал глубоко закрытой сетевой структурой. Эксперты  справедливо полагают, что роль Гитлера и нацистской германии как раз и была лишь в том, что бы собрать в своих руках ресурсы, финансовые, человеческие и другие.
          В наши дни мы видим глобальное возрождение фашизма  под маской либерального глобализма.  Эти силы снова хотят законодательно закрепить неравенство людей. Посредством внесения в международные отношения мирового беспорядка, управляемого хаоса, и пренебрежение нормами международного права. Устраивают разного рода цветные революции по всему миру. На ближнем востоке приводят к власти силы желающие архаизации, возвращения человечества в средневековье.  Разделив все человечество на сверх людей, живущих в комфортных условиях, имеющих доступ к качественному образованию, современной медицине и прочим благам цивилизации. Людей,  которые будут их обслугой, и все остальное человечество в виде недолюдей, сведенной до уровня биомассы. С последующим сокращением поголовья этой биомассы, причем сокращения в разы.  Ведь то, что мы видим сейчас на Западе это процесс расчеловеченивание человека, доведение его до состояния этой самой биомассы.  Один из главных инструментов осуществления этого – идеология постмодерна, уравнивающая зло с добром, уничтожающая любые смыслы. Во всех мировых религиях, и в первую очереди христианстве, такое состояние общества называют царством антихриста. А человеческих существ без осознания того, что есть зло и что есть добро, живущих в нём называют зверем. 
       И все это делали и продолжают  делать именно те, кого называют нацистским интернационалом, или четвертым рейхом. Нацизм был до появления Гитлера, и только усилившись после краха Третьего рейха, продолжает внедрять свои планы по построению многоэтажного человечества.  Все  то что мы видели во время Перестройки, было практическое воплощение плана ОСТ, Гитлера, для нашей страны. Надо четко понять одну вещь, нацисты и их потомки либерал-глобалисты  никогда не простят нашему народу красного знамени над рейхстагом! И будут пытаться уничтожить Россию, так же как и уничтожили СССР в 1991 году.
          Что же человечество может противопоставить это фашизации, скрывающейся под маской глобального либерализма? Только коммунистическую глобализацию, основанную на идеи справедливости и  мощном государстве. Именно коммунистическое государство, государство диктатуры пролетариата,  в котором отсутствует искусственное разделение людей, в котором нет эксплуатации человека человеком. Это государство, втягивая в свою орбиту другие государства, защищая их от насаждаемого либеральным глобализмом мирового беспорядка, сможет окончательно победить фашизм, построив на земле коммунистическое общество.
     Отдельно хотелось бы остановиться на роли Сталина во второй мировой войне. На 20 съезде Хрущёв стал критиковать Сталина, делал он это не из высокоморальных соображений, а из личных, он хотел стать единоличным лидером страны, а не тенью великого вождя. Он ненавидел Сталина и завидовал ему и хотел свалить на него все грехи партии, в том числе и свои.  Хрущёв прекрасно понимал, что главным человеком, взвалившим на свои плечи все тяготы руководства страной во время войны, был Иосиф Сталин. Именно Сталин был председателем Государственного Комитета Обороны, именно на нем лежала координация действий по работе в тылу и дипломатическим действиям. Без его участия не принималось решение не об одной крупной операции. Сейчас много мифов существует про Сталина, особенно активно внедряемых в сознание нашего народа. Мы, дескать плохо воевали в первые месяцы войны. Мне сразу хочется спросить у таких умников, а кто по их мнению воевал с вермахтом хорошо? Франция, Польша? Кто? Красная Армия переходила в контратаки на второй день войны. Французы не перешли не разу! Еще один  из мифов это цифры потерь, да мы потеряли около 27 миллионов, а немцу около 9,но подавляющее количество из тех 27  миллионов это уничтоженное мирное население нашей страны фашистской нечистью, нам тоже надо было так же вести себя в Европе? Сжигать женщин и детей, а чем бы мы тогда отличались от фашистов? Опять же неправильно приводить  только потери германских войск, так как на стороне Германии воевала практически вся Европа. При объективном подсчете оказывается, что потери были сопоставимы, мы теряли больше  в начале войны, но наши враги теряли гораздо больше ближе к ее окончанию. Мифы про войну, про Сталина, про наших солдат придумывают и распространяют именно те, кому близки мечты нацистов о многоэтажном человечестве, и в этом деле Россия им как кость в горле.
         Хочу вспомнить слова Уинстона Черчеля, сказанные о Сталине: Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь. Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма, который необходим всем людям и народам, в особенности великим людям и великим народам. Сталин произвел на нас величайшее впечатление глубокой, логически осмысленной мудростью, лишенной всяких иллюзий.
         Много наших земляков покрыли себя славой на полях той страшной войны, среди них не было трусов, когда враг пришел на нашу землю, все кто мог держать в руках оружие, встали в строй. На фронтах Великой Отечественной войны сражался каждый пятый житель республики. В  целом с1941 по 1945 год,89934 жителя  республики ушли на фронт. Из них более 45500 человек не вернулись с полей сражений, тоесть  каждый второй представитель Северной Осетии, участвовавший в войне, погиб на фронте. Всем известный факт, если брать количество героев советского союза на душу населения, именно осетины стали самой героической нацией той войны.  И низкий поклон им за это! Наши предки всегда верой и правдой служили России, и не смотрели, кто был во главе государства, царь, генеральный секретарь или президент. Они может плохо разбирались в  политике, зато хорошо знали, что такое мужская честь и в чем заключается доблесть воина! Осетины всегда были народом воином, мы никогда не предавали  русский народ, с которым связали свою судьбу, за что нас  и не любят некоторые наши соседи. Наши деды никогда не искали милости  врага как многие во время той страшной войны.  Я уверен, что если враг вновь решит прийти к нам с мечом, то от меча  и погибнет!
И как говориться, спасибо деду за победу!
Каждый имеет право на собственное мнение и я ,Алан Мамиев, выразил свою точку зрения.


Христос революционер. Теология освобождения.

Тема которую я затронул в этой Реплики необычна для нашей страны. Но это и удивительно,ведь кому как ни нам нужно было бы найти точки соприкосновения между религией и коммунизмом. Ведь никто не имеет такого богатого опыта существования, и в той и в другой идеологии, как Россия.



Сейчас в нашем обществе все острее встает о вопрос об идеологии. Ведь без идеологии невозможно построение и нормальное существование общества. Россия в начале 90-х годов отказалась от идеологии,  главной идеей в обществе стали деньги.  В Библии это называлось «культ Золотого тельца», к чему он привел думаю рассказывать не надо. У нас он привел к «лихим 90-м» и построению криминально-буржуазного капитализма.
А что могло бы стать новой идеологией способной вдохнуть жизнь в общество, придать нашему государству новый исторический драйв? [Spoiler (click to open)]
Вариантов, на само деле, не так много. Классический капитализм умирает во всем мире, да у нас и нет условий для его построения, ибо нет капиталистов, есть только криминальный буржуазный класс.  Существует «евразийский проект», но, во-первых, он лишь продукт мысленного эксперимента и никогда не был  реализован на практике, а во-вторых, это такой хитрый способ передачи управления этой территорией тюркоязычным народам, со всеми вытекающими из этого последствиями. 
Мне ближе другой вариант, использующий лучший советский опыт и опыт дореволюционной России, это синтез коммунизма и христианства. Кто-то скажет, что он не возможен! Но почему главенствующей идеологией в России 20 века последовательно были христианство и коммунизм? Потому что в своих глубинных, метафизических основаниях они глубоко родственны. Синтез не только возможен теоретически, синтез христианских и коммунистических идей идёт непрерывно всю историю: начиная с общин первых христиан, заканчивая российским христианским социализмом начала 20 века и теологией освобождения - одним из вариантов синтеза христианства и коммунизма, уже осуществленного практически в Латинской Америке. Давайте рассмотрим основные положения теологии освобождения.
Теология освобождения начала зарождаться в Латинской Америке в середине 60-х годов ХХ века. Созданный в 1955 году в Бразилии Латиноамериканский епископальный совет старался повлиять на Второй Ватиканский собор, с целью сделать политику церкви более социально-ориентированной. Примерно в это же время возникает такое явление, как священники, «пошедшие в народ». Это были, главным образом, члены ордена иезуитов! И уже в 1971 году доктрина оформилась в книге профессора теологии Католического университета Лимы Густаво Гутьерреса «Теология освобождения. Перспективы».
Приверженцы теологи освобождения заявили, что угнетение и эксплуатация – это настоящий «Грех». И преодоление «греховности» - это процесс духовного и социального освобождения человека. Причем социальное освобождение тут играет не менее важную роль, чем духовное, так как именно от социального освобождения во многом зависит и духовное освобождение.
Суть  заключается в том, что для последователей теологии освобождения, капитализм – это «несправедливый, глубоко антихристианский строй, способствующий разрушению личности и созданию безблагодатных общественных структур». Соответственно, глава США – державы, лидирующей в капиталистическом мире, – в глазах покойного президента Венесуэлы УгоЧавеса, является  порождением дьявола.
Субъектом борьбы за освобождение стали «бедные», под которыми имелись в виду «угнетенные». Г.Гутьеррес: «Церковь, если она хочет быть верной Богу Иисуса Христа, должна осознать себя, став на позицию неимущих нашего континента и всего мира, угнетенных народов, вытесняемых из жизни культур. Она должна защищать дело бедных, ибо их есть Царство Небесное».
Капитализм, как уже говорилось, заслуженно был объявлен антихристианским строем, а создание более совершенного строя - задачей каждого христианина, так как «… вера без дел мертва» (Иак 2:26). Только имея опыт вовлеченности в практики освобождения, человек перестает быть в той или иной мере ветхим человеком, каковым является «угнетенный», и превращается в нового человека, творца собственной судьбы.
Огромное значение для теологов освобождения приобретает история. История – это процесс спасения человека через освобождение. Путь к освобождению лежит через постоянную борьбу, не только духовную но и политическую. Сначала это борьба за социально-экономическое освобождение, потом за освобождение скрытого в человеке творческого потенциала и создание «нового человека». Здесь происходит внутреннее изменение самой человеческой природы, освобождение её, освобождение человеческих отношений от разлагающей власти греха в его духовно – индивидуальных истоках. Густаво Гутьеррес: «Работая, преобразуя мир, порывая с порабощением, строя новое справедливое общество, выполняя свое назначение в истории, человек создает самого себя».
Теологи освобождения доказывали нерасторжимость земного миропорядка и трансцендентного в деятельности человека. Аргентинец Энрике Дюссель: «Говорить об освобождении как об абстрактном спасении, – значит не говорить ничего. Говорить об освобождении – значит понять, какой тип угнетения практикуется у нас. И процесс начинается от этого понимания. Но это не теоретический, а практический процесс».
Смысл «освобождения», в интерпретации Густаво Гутьерреса:
1) Освобождение - это политическое и социально-экономическое освобождение человека от эксплуатации и угнетения. Оно выражает надежды обездоленных народов и классов.
2) Освобождение – это завоевание полной творческой свободы, построение «нового мира» и «нового человека». Здесь речь идёт уже о позитивной трактовке «свободы» – не «от чего», а «для чего и зачем».
3) И наконец, третий, самый глубокий уровень освобождения - это освобождение от грехов и соединение человека с Богом
Христос в теологии освобождения выступает не только как Спаситель, но и как освободитель. Иисус Христос стал парадигмой «нового свободного человека»
Процесс личного спасения после смерти превратился в теологии освобождения в том числе в процесс коллективного спасения на земле и таким образом, открылась возможность для приближения к Царству Божию уже на земле. Клодовис Бофф: "Теология освобождения хочет показать, что Царство Божье должно установиться не только в душе (личностный масштаб), но и в отношениях между людьми, в социальных проектах (исторический масштаб)»
Архиепископ Сан-Сальвадора Оскар Арнульфо Ромеро (в пастырском послании 1977 года) писал: «Сознавая, что осуществление Царства Божия на земле всегда будет неполным и частичным, церковь должна, тем не менее, все силы посвятить великому делу. В нашей конкретной ситуации это означает: бороться и добиваться правды и справедливости, бороться за политический, социальный и экономический прогресс... Церковь не ограничивается призывом к некому абстрактному Царству Божию, но борется за конкретные социальные решения, которые способствовали бы его приближению...»
В 1985 году вышла книга бразильского монаха Бетто «Фидель и религия». Книга представляет собой разговор священника с Фиделем Кастро. Кастро говорит о том, что Христос, живший в обществе, где царило социальное неравенство, встал на сторону бедняков, униженных и отверженных. «С точки зрения строго политической... я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира».
В октябре 1991 г. IV съезд кубинской компартии внес изменения в Устав Компартии Кубы, сняв ограничения на прием в ее ряды верующих.
В 90-е годы к власти в Латинской Америке пришла плеяда лидеров, воспитанных на идеях теологии освобождения.
В Парагвае президентом стал последователь теологии освобождения католический священник Фернандо Луго, в качестве приоритетов выдвинувший борьбу с бедностью и развитие экономики на основе социальной справедливости.
Эквадорский президент Рафаэль Корреа также является последователем теологии освобождения, президент Бразилии Лула да Силва, и  многие другие руководители стран Латинской Америки являются последователями теологии освобождения
Президент Венесуэлы Уго Чавес заявил, что «исконный венесуэльский социализм» отбросил ошибочные псевдомарксистские догмы, такие как негативное отношение к религии. Обращаясь к согражданам в канун Рождества 25 декабря 2005 г., он заявил: «Для меня Рождество – это Христос. Христос-бунтарь, Христос-революционер, Христос-социалист».
Таким образом, в регионе возник боливарианский блок, члены которого признают исчерпанность капитализма. Уго Чавес считал что: «Капитализм – это путь к гибели народов». Он так же считал, что  в Венесуэле столкнулись две концепции христианства: концепция католического ордена «Опус деи», представляющая собой, «доктрину угнетения беззащитных и оправдывающая неравенство как божественный принцип», – и концепция теологии освобождения, в которой «признается священное право обездоленных на свободу и справедливость в более гуманном мире».

Но все это в Латинской Америки.а что у нас? Какие нерешённые проблемы существуют между коммунизмом и православием? Обозначу, на мой взгляд, основные.

Главное противоречие, которое надо будет нам обсудить это Революция, что это такое в будущем и что это было в 1917 году? Оголтелая борьба с церковью, даже если и была исторически обусловлена, это не то, что нас восхищает в нашем прошлом. Мы намеренны это исправить, и одна из составляющих нового красного проекта это иное отношение к духовности вообще и к религии в частности, вульгарное же отношение, по сути, мракобесие, в прошлом.
Разберёмся в вопросе, что такое революция. По мнению определенной, части религиозных служителей, любая Революция равна сатанизму, и первым революционером был Люцифер. Согласившись с тем, что все революции есть сатанизм, натыкаемся на вопрос, что тогда такое история и как она может двигаться без революций? Ведь сатанизация революции ведёт к сатанизации всей истории вообще. А ведь именно христианство впервые принесло в мир идею истории, её дух. История это цепь революций не только социальных, но и научных, технических, духовных и так далее. Само возникновение христианства в ветхом мире – настоящая революция. Разберёмся с вопросом, что такое революция. Революция – это качественное изменение состояния существующей системы. Как точно сказал Ромен Роллан: «Революция как любовь и горе тому, кто этого не понимает». Творение это ведь акт создания, построение чего-то нового, акт создания нового мира.
Но если не Люцифер первый революционер, то кто? Как писал Сергей Кургинян в своей книге «Исав и Иаков», первый революционер это был Бог Творец, а первой революцией сам акт создания тварного мира из небытия. Во время акта творения был создан весь проявленный мир,.. “Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною” книга Бытия.
           Надо понимать, что во  время всех революций осуществляется восхождение на новую ступень, социальную, научную, духовную, и в этом  принципиальное отличие революций от смуты, типа нашей Перестройки и падения Люцифера. Во время смуты, которая наоборот является инволюцией, происходит акт падением во тьму, в хаос, в небытиё, безформеное состояние.  Поэтому Люцифер совершил не Революцию, а бунт, смуту. Не акт восхождения, а инволюцию, то есть падение. И именно поэтому правы наши народовольцы и теологи Освобождения, называющие Христа революционером, так как он совершил одну из самых больших революций в истории, революцию духовную! Он своим учением поднял человечество на новую ступень!
Но кроме философских противоречий есть и исторические, как то гонения на церковь и разрушения храмов в первые годы после гражданской войны и многое чего еще. Для того что бы разобраться в этом вопросе надо понимать что первые революционеры были не едины в данном вопросе, была группа Троцкого, которая бредила мировой революцией а Россию и русский народ воспринимала как хворост который он хотел бросить в огонь мировой революции. Была и вторая группа внутри партии, которая собралась вокруг Сталина, который был выразителем истинного большевизма, того большевизма который нашел отклик в глубине народа, он стал выразителем вековой  мечты русского народа о царстве справедливости.
Цитирую отрывок из книги Павла Победоносцева «Сталин и Церковь глазами современников: патриархов, святых, священников» "За десять лет при Сталине было открыто 22 000 приходов — это чуть меньше, чем в нынешнее время за двадцать лет… Была открыта Троице-Сергиева Лавра – центр русской духовности, а также Духовная академия при ней. Но за этот же период была восстановлена в своих правах патриархия. Было сделано много что еще, для сближения государства и православия.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий I перед панихидой в день похорон И. В. Сталина сказал:
Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомленности в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные - его военному гению; люди самого различного труда неизменно получали от него мощную поддержку и ценные указания. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума.
Об его напряженных заботах и подвигах во время Великой Отечественной войны, об его гениальном руководстве военными действиями, давшими нам победу над сильным врагом и вообще над фашизмом; об его многогранных необъятных повседневных трудах по управлению, по руководству государственными делами - пространно и убедительно говорили и в печати, и, особенно, при последнем прощании сегодня, в день его похорон, его ближайшие соработники. Его имя, как поборника мира во всем мире, и его славные деяния будут жить в веках.
Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Ни один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут; он удовлетворял все наши просьбы. И много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством.
Память о нем для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, "в путь всея земли", горячей молитвой….

Так что проблемы взаимодействия  между коммунизмом и христианством велики, но не настолько что бы их нельзя бы было разрешить.
Поэтому общественное движение Суть Времени считает, что новый Красный проект, вобравший в себя все лучшее, как из советского, так и досоветского периода нашей истории, может стать полновесной альтернативой с одной стороны радикальным сектам любых конфессий, а с другой стороны разложению современного  общества. Этот проект станет идеологией возрожденной империи нового типа, как бы она не называлась, СССР,  Русь или как то еще!
А закончить я бы хотел словами Тютчева,
«Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью...»
Но мы попробуем спаять его любовью, —
А там увидим, что прочней...