September 9th, 2015

МЫ, ОПОЛЧЕНИЕ, РЕШИЛИ ЗАДАЧУ МИРОВОГО МАСШТАБА - МЫ НЕ СДАЛИ ДОНБАСС!

Осетинский доброволец в интервью корреспонденту «Украина.Ру» Александру Чаленко о том, как изменились Донецк и его обитатели за этот год. В настоящий момент Алан готовит свой информационный проект, который будет выходить на одном из донецких каналов



— Алан, в прошлом году ты добровольцем приехал в Донбасс. Потом «ограниченный контингент» осетинских добровольцев вывели, но ты этим летом возвратился обратно в Донецк. Почему?

— Потому что, наверное, врос сюда, тут много друзей. И вообще, эта война стала, в том числе и моей. Считаю, что мой моральный долг уехать отсюда только после Победы. То, как сейчас развиваются в Донбассе события, меня, честно говоря, радует.

— Что ты имеешь в виду?

— Я приехал сюда в начале июня 2014 года. Тогда не только не было армии, а только-только формировалось ополчение. Это были разношерстные люди. Естественно, пришедшие по зову сердца. Тогда никто никому никаких денег не платил. Этих людей Гумилев называет пассионариями. Вот такие пассионарии здесь все вместе и собрались — местные и со всего постсоветского пространства, а также антифашисты со всего мира. Здесь были люди, которые шли по зову сердца. Эти люди прекрасны всем. Они замечательны, искренни, чисты. Но в них есть один большой недостаток, тот, что их отличает от армии — у них нет структурированности. Такие люди могут замечательно проводить партизанские вылазки, вести локальные войны. Они могут сжигать танки в городе, но по-серьезному вести войну они не могут. С регулярной армией может вести войну только регулярная армия. На тот момент с украинцами воевала не армия, а ополчение. Оно напоминало Запорожскую Сечь. Там были яркие, харизматические атаманы — полевые командиры: Моторола, Гиви, Скиф (наш Ходаковский Александр Сергеевич). Они активно воевали и вели политическую деятельность…

— … ну и отжимами, конечно же, занимались.

— (смеется) по поводу отжимов. Ребята, шла война. Все это сопровождает любые конфликты. Вы же понимаете, что когда ополчение формировалось, то никакого финансирования не было. Вот эти полевые командиры искали способы финансирования, потому что воюющий народ нужно кормить, вооружать и одевать. Это очень дорогое удовольствие содержать большие бригады.

Collapse )